Кри­зис по­ка­зал, что капи­та­лизма у нас нет. Ру­бен Вар­да­нян, пред­се­да­тель со­ве­та ди­рек­то­ров ГК «Тройка ди­а­лог» (вы­держ­ки из ин­тер­вью)
 
На­и­ля Ас­кер-За­де, Бо­рис Сафро­нов
Ведомо­сти, 30.09.2010, 184 (2882)
 
Уси­ле­ние ро­ли го­су­дар­ст­ва в эко­номи­ке при­ве­ло к пла­чев­но­му ре­зульта­ту: ока­за­лось, что часть биз­не­сме­нов напоми­нают со­вет­ских це­хо­ви­ков, за­ра­ба­ты­вающих на го­су­дар­стве, пе­ре­кла­ды­вая на него из­держ­ки и остав­ляя при­быль се­бе, а другая, лишен­ная до­ступа в ка­би­не­ты чи­нов­ни­ков, пре­бы­ва­ет в рас­те­рян­но­сти, отме­ча­ет Ру­бен Вар­да­нян. Он возглав­ля­ет «Тройку ди­а­лог» уже по­чти 20 лет, но со­би­ра­ет­ся по­ки­нуть ее и про­дать свою до­лю в ней. Как идет подго­тов­ка к рас­ста­ва­нию, Вар­да­нян рас­ска­зал в ин­тер­вью «Ведомо­стям».
 
Иг­ра без пра­вил
 
-   В эти дни ис­пол­ня­ет­ся два го­да с кра­ха Lehman Brothers и кол­лап­са на фон­до­вом рын­ке. Тог­да вы го­во­ри­ли, что ры­нок на­хо­дит­ся в ре­а­нимации, в 2009 г. — что эко­номи­ка напоми­на­ет травми­ро­ван­ного фут­бо­ли­ста, ко­то­рому сде­ла­ли укол ане­с­те­зии, что­бы он мог до­иг­рать матч. А что сей­час?
   Во всех стра­нах си­ту­ация очень раз­ли­ча­ет­ся. В Рос­сии внешне все ста­би­ли­зи­ро­ва­лось — вы­гля­дит кра­си­во и при­лич­но. С дру­гой сто­ро­ны, оче­вид­но, что биз­нес на­хо­дит­ся в ста­дии, ког­да фут­бо­ли­сту ска­за­ли: мы до сих пор иг­ра­ли в фут­бол, а теперь, из­ви­ни, на­до вер­нуть­ся к иг­рам без пра­вил. Кто хо­чет — тот иг­ра­ет, кто не хо­чет — не иг­ра­ет.
   В чем выража­ет­ся тот факт, что иг­ра идет без пра­вил?
   При огром­ном ко­ли­че­стве бю­ро­кра­тии у нас очень сла­бые обще­ствен­ные ин­сти­ту­ты, они осла­б­ли еще больше, и на пер­вый план выш­ли пер­со­наль­ные от­ноше­ния. При­чем это от­но­сит­ся не только к биз­не­су, но и ко всем сфе­рам де­я­тель­но­сти.
 
Мы вер­ну­лись к крыла­той фра­зе од­но­го биз­не­сме­на: «Я не по­купаю акции, я по­купаю си­ту­ации». В усло­ви­ях, ког­да большин­ство компа­ний, даже самых ры­ноч­ных, кон­тро­ли­руют­ся од­ним акци­о­не­ром и нет ре­аль­ного корпо­ра­тив­но­го пра­ва, си­с­тема ра­бо­та­ет очень сла­бо, пер­со­нифи­кация очень большая и от­сут­ству­ет раз­де­ле­ние ме­не­дже­ра, соб­ствен­ни­ка, прав­ле­ния, со­ве­та ди­рек­то­ров, CEO. Нет по­нима­ния, как при­нимают­ся реше­ния и в биз­не­се, и во вла­сти. В от­ноше­нии од­них и тех же вопро­сов могут при­нимать­ся аб­со­лют­но раз­ные реше­ния. В общем, про­ис­хо­дит много ин­те­рес­ных вещей.
 
Сдел­ки в большей степе­ни идут по по­ня­ти­ям, чем ис­хо­дя из ры­ноч­ных со­об­раже­ний. В ре­зульта­те оцен­ка компа­ний, пра­ва и ин­те­ре­сы всех участ­ни­ков иг­рают на­столько вто­рич­ную роль, что не имеют зна­че­ния для самой сдел­ки. Воз­рос­ла кор­рупция, а пе­ре­рас­пре­де­ле­ние ак­ти­вов про­ис­хо­дит не­ры­ноч­ным спо­со­бом. Кри­зис по­ка­зал, что в на­шей стране очень много лю­дей, ко­то­рые счи­та­ли се­бя биз­не­сме­нами и капи­та­ли­стами, но при этом очень хо­рошо наци­о­на­ли­зи­руют убыт­ки и очень не­хо­рошо за­би­рают при­быль. Я се­бя с удив­ле­ни­ем поймал на мыс­ли, что они напоми­нают це­хо­ви­ков, ко­то­рые в со­вет­ские време­на про­из­во­ди­ли то­ва­ры на за­во­дах в ле­вом це­ху. Все они тоже счи­та­ли се­бя ге­ни­аль­ными капи­та­ли­стами и жда­ли, что, вот ког­да нач­нет­ся ры­ноч­ная эко­номи­ка, они выиг­рают, по­тому что уже тог­да за­нима­лись ры­ноч­ными сдел­ками. По­том рух­ну­ла вся си­с­тема, и выяс­ни­лось, что эти ре­бя­та на самом де­ле не из капи­та­лизма, а из очень ин­те­рес­ной си­с­темы, где все из­держ­ки и се­бе­сто­и­мость лежа­ли на го­су­дар­стве, а при­быль эти­ми ре­бя­тами изыма­лась.
 
Раньше бы­ло ощуще­ние, что у нас по­явил­ся капи­та­лизм, а кри­зис по­ка­зал, что ни­ка­кого капи­та­лизма у нас нет, а есть эда­кий псев­до­капи­та­лизм. Сей­час на рын­ке опять по­яви­лись по­сред­ни­ки, по­хожие на репе­ти­то­ров со­вет­ских времен, ко­то­рые бра­ли деньги со всех аби­ту­ри­ен­тов, ни­чего при этом не де­ла­ли, а по­том тем, кто не прошел в вуз, деньги воз­враща­ли. Та­кие по­сред­ни­ки по­яви­лись око­ло на­ших круп­ных го­су­дар­ствен­ных бан­ков. Сно­ва вер­ну­лась ка­тего­рия лю­дей, ко­то­рая счи­та­ет, что нуж­но на­чи­нать биз­нес на кре­дит­ные деньги, же­ла­тель­но го­су­дар­ствен­ные, по­скольку в слу­чае про­б­лем этот биз­нес мож­но бу­дет вер­нуть. Опять много лоб­би­стов, чел­но­ков, по­лу­чающих, а не со­з­дающих сто­и­мость. Сно­ва в хо­ду выраже­ния «На свои деньги и ду­рак купит», «С убыт­ков за­ра­ба­ты­ва­ет­ся больше де­нег, чем с при­бы­ли».
 
На­ко­нец, из-за кре­дит­ного кри­зи­са и кри­зи­са лик­вид­но­сти про­и­зошел уди­ви­тель­ный этап наци­о­на­ли­за­ции — огром­ное ко­ли­че­ство ак­ти­вов ока­за­лось ес­ли не наци­о­на­ли­зи­ро­ва­но, то за­ложе­но в поль­зу го­су­дар­ст­ва. От­ноше­ние чи­нов­ни­ков к биз­не­су поэтому тоже изме­ни­лось. От них все чаще слыш­ны ре­п­ли­ки: что вы без нас може­те, биз­не­сме­ны? Больше все­го эта си­ту­ация за­тро­ну­ла сред­ний биз­нес. Сред­ний биз­нес вдруг ощу­тил, что очу­тил­ся вне иг­ры. Он не име­ет лич­ного до­ступа в ка­би­не­ты го­с­чи­нов­ни­ков, ру­ко­во­ди­те­лей бан­ков. Ему ока­за­лось нам­ного слож­нее выжи­вать в сложивших­ся эко­номи­че­ских усло­ви­ях.
   К чему это при­ве­ло?
   В от­сут­ствие про­фес­си­о­наль­ной су­деб­ной си­с­темы за­щи­ты по­явил­ся силь­ный фон не­опре­де­лен­но­сти. При всем крат­ко­сроч­ном благопо­лу­чии — хо­роших це­нах на нефть, ма­к­роэко­номи­че­ских по­ка­за­те­лях (сниже­ние темпов инф­ляции, эко­номи­че­ский рост) — лю­ди очень не­спо­кой­ны. Рез­ко изме­нил­ся го­ри­зонт пла­ни­ро­ва­ния. Обща­ясь с предпри­нима­те­лями как ин­ве­стици­он­ный бан­кир, по­нима­ешь, что они пе­ре­ста­ли об­суж­дать пла­ны на 5–10 лет, что принци­пи­аль­но важ­но для долго­сроч­ного раз­ви­тия стра­ны и со­з­да­ния эффек­тив­но­го биз­не­са. Сей­час го­ри­зонт пла­ни­ро­ва­ния прак­ти­че­ски для лю­бого биз­не­са со­став­ля­ет год, мак­симум три.
 
В це­лом сред­ний биз­нес бо­лее рас­те­рян, по его де­я­тель­но­сти слож­но де­лать прог­но­зы, пред­ска­зы­вать де­неж­ные по­то­ки. Он ока­зал­ся в си­ту­ации, ког­да не может кре­ди­то­вать­ся. Бан­ки ста­ли предъяв­лять к компа­ни­ям очень жест­кие тре­бо­ва­ния. В этом плане сред­нему биз­не­су нам­ного слож­нее, чем круп­ным го­су­дар­ствен­ным или част­ным корпо­раци­ям. К тому же нет яс­но­сти, что бу­дет с той или иной от­рас­лью, биз­не­сом: где-то выстре­ли­ва­ет, как в ав­то­ин­ду­стрии, а где-то, на­о­бо­рот, не про­ис­хо­дит ожи­давшего­ся, как, напри­мер, не слу­чи­лось прог­но­зи­ро­вавшего­ся ро­ста спро­са на жи­лую не­движимость.
 
Го­су­дар­ствен­ные ин­сти­ту­ты ста­ли иг­рать очень ак­тив­ную роль при рас­пре­де­ле­нии соб­ствен­но­сти — как го­су­дар­ствен­ной, так и част­ной. При очень жест­кой концен­трации вла­сти в ру­ках не­ко­то­рых клю­че­вых го­с­чи­нов­ни­ков си­с­тема при­ня­тия реше­ний па­ра­ли­зо­ва­на. Она цен­тра­ли­зо­ва­лась, но на­столько, что не­ко­то­рые реше­ния про­сто не при­нимают­ся или не­по­нят­но, как при­нимают­ся. На­блю­да­ет­ся зна­чи­тель­ный вес го­су­дар­ст­ва в клю­че­вых от­рас­лях — и не по­тому, что в них много долгов или это эффек­тив­нее, а по­тому, что так нам­ного удоб­нее и по­нят­нее. При этом от­сут­ству­ет орга­ни­зо­ван­ный пуб­лич­ный ры­нок, ко­то­рый ра­бо­тал бы на всех. Для нормаль­ного пуб­лич­ного рын­ка ха­рак­тер­но на­ли­чие компа­ний, в ко­то­рых до­ля круп­нейших акци­о­не­ров со­став­ля­ет 5%, а у нас нет компа­нии, где до­ля круп­нейшего акци­о­не­ра бы­ла бы меньше 30%.
   Но вот ос­нов­ной вла­де­лец роз­нич­ной се­ти «Маг­нит» Га­лиц­кий, напри­мер, счи­та­ет, что та­кой акци­о­нер не­об­хо­дим: у компа­нии должен быть хо­зя­ин, ина­че ее про­сто раз­во­руют или раз­ва­лят — напри­мер, те же ме­не­дже­ры.
   В обще­стве все­г­да долж­но суще­ство­вать не­сколько раз­ных мо­де­лей. Глав­ное — что­бы действо­вал ме­ха­низм сдержек и про­ти­во­ве­сов. А лю­бая мо­дель име­ет свои плю­сы и ми­ну­сы.
 
90-е го­ды бы­ли време­нем раз­ва­ла ста­рой си­с­темы. Тог­да бы­ли раз­ные типы и группы лю­дей, ко­то­рые пыта­лись что-то де­лать: афе­ри­сты-аван­тю­ри­сты, иде­а­ли­сты, праг­ма­ти­ки; бы­ли опыт­ные ком­со­моль­цы, сту­ден­ты, со­труд­ни­ки си­ло­вых струк­тур, пред­ста­ви­те­ли пре­ступ­ных группи­ро­вок. Все они при­ш­ли из раз­ных сфер, но в си­с­теме не бы­ло та­ких жест­ких групп, ко­то­рые силь­но мог­ли бы до­влеть над рын­ком. Успе­ха до­би­ва­лись раз­ные лю­ди, пред­ста­ви­те­ли раз­ных сло­ев, с раз­ным прош­лым. Иног­да — на ко­рот­кое время, иног­да — на­долго. Сей­час со­обще­ство успеш­ных лю­дей ста­ло ме­нее раз­ношерст­ным, раз­но­сто­рон­ним, бо­лее концен­три­ро­ван­ным, а ис­хо­дя из этого — бо­лее слож­ным для ра­бо­ты в ры­ноч­ных стан­дар­тах. В ито­ге оди­ноч­ке, не при­над­лежащему к од­ной из групп, сей­час ста­ло слож­нее до­бить­ся успе­ха.
 
Выжи­ли слу­чай­но
   По­чему так про­и­зош­ло? Что за год изме­ни­лось? Может, по­тому что в кри­зис больше всех де­нег ока­за­лось у го­су­дар­ст­ва и оно теперь по­чти вез­де в эко­номи­ке? РИ-Авто. Купим Ваш Рено - купить рено. Купи полис на авто здесь.
   При­чин много. Од­на, ко­неч­но, за­клю­ча­ет­ся в том, что у го­су­дар­ст­ва и го­су­дар­ствен­ных ин­сти­ту­тов у един­ствен­ных бы­ло много де­нег. Другая — в том, что лю­ди по­те­ря­ли до­ве­рие и из-за этого ста­ли при­нимать свои реше­ния вко­рот­кую. Не все, ко­неч­но, но многие.
 
Самое глав­ное от­ли­чие этого кри­зи­са в том, что многие биз­не­сме­ны, по­няв, что они выжи­ли, осо­з­на­ли, что выжи­ли они в большей степе­ни слу­чай­но. Ког­да гря­нул кри­зис, у большин­ст­ва из нас воз­ник­ли се­рьез­ные про­б­лемы. И ког­да даль­нейшего кол­лап­са не про­и­зош­ло, даже самый ум­ный по­нял, что это не их за­слу­ги, а де­ло в том, что го­су­дар­ст­вам, в том чис­ле Рос­сии, си­ту­ацию уда­лось ста­би­ли­зи­ро­вать и не расша­тать. Но от этого многим лег­че не ста­ло — все ока­за­лось та­ким не­проч­ным и за­ви­симым от внеш­них фак­то­ров, аб­со­лют­но не та­ким, ка­ким ка­за­лось всем, осо­бен­но в не­ко­то­рых от­рас­лях, напри­мер в не­движимо­сти и фи­нан­сах. И лю­ди ста­ли жить по принци­пу «лучше здесь и сей­час», чем че­рез 3–5 лет не­по­нят­но что.
 
Но за­ко­ны эко­номи­ки, как и за­ко­ны при­ро­ды, нель­зя обма­ны­вать бе­с­ко­неч­но долго. Все, что ис­кус­ствен­но, не может про­держать­ся зна­чи­тель­ное время, ес­ли нет подпит­ки. За­ко­ны рын­ка не обойти, осо­бен­но в усло­ви­ях, ког­да Рос­сия ста­ла ча­стью гло­баль­ной эко­номи­ки. Мы не Се­вер­ная Ко­рея и все­г­да бу­дем яв­лять­ся ча­стью гло­баль­ных процес­сов. Все больше лю­дей по­лу­ча­ет об­ра­зо­ва­ние — и в Рос­сии, и за ее пре­де­лами. Больше лю­дей бу­дет ид­ти на фон­до­вый ры­нок, больше компа­ний ста­но­вить­ся пуб­лич­ными. Так что ра­но или позд­но ос­нов­ные за­ко­ны капи­та­лизма бу­дут ра­бо­тать и в на­шей стране. Другое де­ло, что капи­та­ли­сти­че­ская мо­дель уже по­ка­за­ла свои ми­ну­сы и тоже не­и­де­аль­на.
   Вы обща­е­тесь с чи­нов­ни­ками, пред­се­да­тель по­пе­чи­тельского со­ве­та «Скол­ко­во" — пре­зи­дент. Ка­кое от­ноше­ние со сто­ро­ны пред­ста­ви­те­лей го­су­дар­ст­ва вы чув­ству­е­те к се­бе и к „Трой­ке ди­а­лог“?
   Я с на­шим по­пе­чи­те­лем общаюсь не очень много, но с на­ши­ми чи­нов­ни­ками — до­ста­точ­но. Идет сме­на элит, в том чис­ле сре­ди чи­нов­ни­ков. Все больше тех, кто при­хо­дит в го­су­дар­ствен­ные струк­ту­ры из биз­не­са. Но, к сожа­ле­нию, для большин­ст­ва чи­нов­ни­ков мы все рав­но оста­ем­ся во­рами, про­сто кто-то больше, а кто-то меньше во­ру­ет. Как ни стран­но, общий уро­вень не­у­важе­ния к рос­сийскому биз­не­су вырос. Ког­да я ска­зал од­но­му чи­нов­ни­ку, что неп­ло­хо бы­ло бы, что­бы IPO „Ру­са­ла" про­во­ди­лось в Рос­сии, а не в Гон­кон­ге, он мне от­ве­тил: „Те­бе про­сто жал­ко, что оно прош­ло не че­рез те­бя“. Я го­во­рю: „Нет, хо­чет­ся, что­бы эми­тент размещал­ся в Рос­си­и“. А он: „Да лад­но рас­ска­зы­вать сказ­ки! Зна­ем мы, что вы хо­ти­те“.
 
Сложи­лась си­ту­ация, ког­да биз­нес ока­зал­ся без го­су­дар­ст­ва не­дее­спо­со­бен, и это фо­ку­си­ро­ва­ло не­у­важе­ние го­су­дар­ст­ва к биз­не­су: „Ку­да вы от нас де­не­тесь! Все к нам по­бежа­ли, все у нас про­си­те копе­еч­ку! Вы го­во­ри­ли, что вы ум­ные-бога­тые, а мы чи­нов­ни­ки, а мы вас спас­ли, так что теперь мол­чи­те по по­во­ду вашей ге­ни­аль­но­сти“.
 
Но при этом я думаю, что ни­кто из чи­нов­ни­ков не хо­чет мо­нопо­ли­за­ции [биз­не­са со сто­ро­ны] го­су­дар­ст­ва, по­тому что это вер­ный сце­на­рий кол­лап­са. Лю­ди хо­тят со­хра­нить част­ную соб­ствен­ность на свои до­хо­ды, иметь возмож­ность поль­зо­вать­ся сво­и­ми благами. Даже те, кто наи­бо­лее ярост­но выступа­ет за ин­те­ре­сы го­су­дар­ст­ва, по­нимают, что они могут по­те­рять, ес­ли по­стро­ить си­с­тему, при ко­то­рой го­су­дар­ству при­над­лежит все. По­стро­ить си­с­тему для не­большого ко­ли­че­ст­ва лю­дей не­возмож­но, осо­бен­но учи­ты­вая разме­ры на­шей стра­ны и степень ее ин­теграции в ми­ро­вую эко­номи­ку. Поэтому у Рос­сии один путь — это со­з­да­ние эффек­тив­ной кон­ку­рент­ной сре­ды внут­ри стра­ны.
 
На­ша компа­ния ра­бо­та­ет уже 20 лет. За это время мы много чего ви­де­ли — и хо­рошее, и пло­хое. Я думаю, что сей­час време­на нам­ного лучше, чем ког­да мы на­чи­на­ли биз­нес. Но при этом воз­ни­ка­ет не­ко­то­рое ощуще­ние дежа­вю. Мы ви­дим многое из того, что про­ис­хо­ди­ло в 90-е гг. При этом уро­вень не­компе­тент­но­сти остал­ся очень вы­со­ким во всех об­ла­стях на­шего обще­ст­ва — и в част­ном биз­не­се, и в го­су­дар­ствен­ном. И все может при­ве­сти к пла­чев­но­му ре­зульта­ту быст­рее, чем мы можем се­бе пред­ста­вить.
 
Мы по­жи­на­ем тяже­лое на­сле­дие: жизнь по по­ня­ти­ям, а не по пра­ви­лам и за­ко­ну си­дит в со­з­на­нии лю­дей и силь­но доми­ни­ру­ет над всем осталь­ным. Де­ло в том, что у нас по­ка не сложи­лась си­с­тема про­фес­си­о­наль­ных ин­сти­ту­тов и со­обществ, а все держит­ся на лич­но­стях и по­ня­ти­ях. Прош­ло 20 лет с на­ча­ла ры­ноч­ных реформ, но все­общая не­лю­бовь, не­у­важе­ние, пре­зре­ние к част­ному биз­не­су, част­ной соб­ствен­но­сти оста­лись. В стране, где на про­тяже­нии де­ся­ти­ле­тий уни­чтожа­лась лю­бая ин­ди­ви­ду­аль­ность, не при­вет­ство­ва­лась яр­кость, где не про­и­зош­ло осуж­де­ние Ста­ли­на, где пол­стра­ны си­де­ло, а пол­стра­ны охра­ня­ло, и это оправ­ды­ва­лось ве­ли­кой це­лью — «мы в космос по­ле­те­ли“, в та­кой стране очень слож­но де­лать пра­виль­ные вещи и во­обще что-ли­бо стро­ить в долго­сроч­ной пер­спек­ти­ве…
 
 
 
… Ин­но­ваци­и – ни­что, ес­ли только они не могут быть при­ме­не­ны в промыш­лен­но­сти и, бу­ду­чи овеществ­ле­ны в го­то­вой про­дукции, за­во­е­вать ми­ро­вые рын­ки (по­дроб­нее…)
  
… При сниже­нии став­ки каж­до­го из на­логов — ЕСН, НДС и На­лога на при­быль – до 10% для не­ко­то­рых не­сы­рье­вых от­рас­лей, где ра­бо­та­ет око­ло 2,8 млн. чел. по­те­ри бюдже­та со­ста­вят ме­нее 0,4% ВВП (по­дроб­нее…)
 
 

 

Комментарии

  • gtkxyxjaxx, 2011–03–23 06:15:30

    Rzl3Qb mhwerpdshrcy, [url=http://ylndsbzsanjc.ru/]ylndsbzsanjc[/url], [link=http://cslepzznftpr.ru/]cslepzznftpr[/link], http://fvioybcuyrgw.ru/

Оставьте свой комментарий